«Заставляет задуматься о покупке противогаза для всей семьи»

21 декабря в правительстве состоялось финальное совещание по разработке новой концепции расширенной ответственности производителей и импортеров (РОП) за утилизацию своих товаров и упаковки. Согласно итоговому документу, который еще предстоит утвердить, производители и импортеры смогут реализовать ответственность самостоятельно — заключая прямые договоры с утилизаторами или перерабатывая отходы на своих мощностях. Иначе им придется оплачивать экологический сбор. Как видно из черновика документа (есть в распоряжении редакции), правительство отклонило ряд предложений, поступивших от коалиции российского бизнеса и экологов. Plus-one.ru поинтересовался у экспертов, к чему приведет утверждение новой концепции, как это скажется на мусорной реформе, производителях и потребителях.

Какие плюсы и недостатки у концепции правительства?

[b]Любовь Меланевская[/b], исполнительный директор некоммерческой ассоциации «Промышленность за экологию» (РусПЭК):

Любовь Меланевская, исполнительный директор некоммерческой ассоциации «Промышленность за экологию» (РусПЭК):

«К сожалению, концепция сохранила свою фискальную ориентированность. Было решено перейти к 100%-му нормативу утилизации упаковки уже с 2022 года, хотя технически это неосуществимо: мощностей для сбора и утилизации всей выпущенной на рынок упаковки нет. Как следствие, с бизнеса, по всей видимости, будут собирать деньги на этот объем утилизации. Причем собирать будут с добросовестных производителей и импортеров, которые не уклоняются от ответственности и видны регулятору. „Зайцев“ же надо еще поймать — а их больше 90%».

[b]Владимир Марьев[/b], руководитель научно-методического центра «Управление отходами и вторичными ресурсами» Центра экологической промышленной политики Минпромторга России:

Владимир Марьев, руководитель научно-методического центра «Управление отходами и вторичными ресурсами» Центра экологической промышленной политики Минпромторга России:

«Новая концепция РОП направлена на системный мониторинг потока товаров и отходов до их полной утилизации — речь идет обо всем жизненном цикле продукции с момента ее появления на рынке. Производители, импортеры и переработчики должны образовать единую прозрачную систему, в которой можно будет отследить, какая продукция переходит в стадию отходов и как она утилизируется.

Для этого должно быть налажено взаимодействие между различными информационными системами — Федеральной таможенной службы, промышленных предприятий (ГИСП), Росприроднадзора (ЕГИС УОИТ) и других. Такая система позволит исключить уход от ответственности посредством так называемой торговли справками (об утилизации отходов. — Прим. Plus-one.ru) и обеспечить максимальную реальную переработку».

[b]Владислав Жуков[/b], заместитель председателя Комитета Торгово-промышленной палаты РФ по природопользованию и экологии:

Владислав Жуков, заместитель председателя Комитета Торгово-промышленной палаты РФ по природопользованию и экологии:

«Совершенно проигнорированы принципы экономики замкнутого цикла и два приоритета государственной мусорной политики (изложенные в ст. 3 Федерального закона „Об отходах производства и потребления“): максимальное использование исходного сырья и предотвращение образования отходов.

Авторы концепции не учли, что результатом производства могут быть не только продукция и отходы, но еще и вторичные материальные ресурсы (ВМР), которые служат сырьем для совершенно других производств. Разработчики упустили из виду, что ВМР в принципе могут не быть отходами. Соответственно, в текст не попали и положения о стимулировании спроса на продукцию из ВМР.

Наконец, готовые изделия, потерявшие свои потребительские свойства, тоже могут вовлекаться в экономический оборот, не попадая в категорию отходов. Например, в Испании использованные свинцовые аккумуляторы сразу идут на переработку, поскольку в стране отсутствуют месторождения свинца».

Какие важные предложения бизнеса не вошли в концепцию?

[b]Любовь Меланевская[/b], исполнительный директор некоммерческой ассоциации «Промышленность за экологию» (РусПЭК):

Любовь Меланевская, исполнительный директор некоммерческой ассоциации «Промышленность за экологию» (РусПЭК):

«Не была принята разумная идея: для товаропроизводителей, которые уже выполняют РОП самостоятельно, ввести целевые показатели утилизации по упаковке в 35%, которые к 2030 году поступательно вырастут до 90%; для тех же, кто самостоятельно не утилизирует отходы, ввести норматив 100% в форме уплаты экосбора. Такая модель стимулировала бы постепенное развитие мощностей по сбору и переработке. Одномоментное повышение нормативов утилизации до 100% для всех производителей не приведет к хоть сколько-нибудь значительному росту переработки — просто из-за отсутствия необходимой для этого инфраструктуры.

Бизнес предлагал принять различные форматы исполнения РОП — в том числе и через специально создаваемые для этого ассоциации. Редкий товаропроизводитель, самостоятельно реализующий РОП, в состоянии обеспечить раздельное накопление, логистику, обработку и утилизацию отходов от своих товаров. Для таких задач требуется объединение усилий. В Европе ассоциации РОП — основной инструмент развития инфраструктуры по сбору и утилизации. Например, именно они создали в Германии национальную сеть раздельного сбора, покрывающую 100% муниципалитетов страны. Однако по непонятной причине бизнес не был услышан».

[b]Анна Гаркуша[/b], руководитель направления по взаимодействию с органами власти ассоциации «Раздельный Сбор»:

Анна Гаркуша, руководитель направления по взаимодействию с органами власти ассоциации «Раздельный Сбор»:

«Отменяя возможность реализации РОП через ассоциации и вводя требование собирать 100% всех отходов, государство заставляет производителя платить в бюджет экосбор. Конечно, каждый производитель должен нести ответственность за полную утилизацию своего товара и его упаковки. Но цель этого — не сбор денег, а сокращение и предотвращение образования отходов в первую очередь, особенно неперерабатываемых. И только потом — утилизация».

[b]Владимир Марьев[/b], руководитель научно-методического центра «Управление отходами и вторичными ресурсами» Центра экологической промышленной политики Минпромторга России:

Владимир Марьев, руководитель научно-методического центра «Управление отходами и вторичными ресурсами» Центра экологической промышленной политики Минпромторга России:

«Предложения малого и среднего бизнеса вошли в концепцию все. Не попало предложение крупного бизнеса передать главную роль в реализации РОП ассоциациям производителей и импортеров. В концепции говорится, что производители могут реализовывать ответственность самостоятельно: либо строить собственные объекты по утилизации, либо заключать прямые договоры с переработчиками — предприятиями, уже обладающими необходимыми лицензиями и оборудованием. То есть роль ассоциаций полностью нивелирована.

Сегодня ассоциации — это закрытая для мониторинга система, когда непонятно, с кем заключаются договоры, что реально делается. Главная задача бизнеса — не создать систему комплексной утилизации своей продукции, а все-таки оптимизировать свои платежи в рамках экосбора. Спросите переработчиков шин, переработчиков электроники, сколько они получают в настоящее время от производителей и импортеров, реализующих РОП через ассоциации. Не больше 45-50% от ставки экологического сбора».

Будет ли собранный с производителей экосбор эффективно использован?

[b]Любовь Меланевская[/b], исполнительный директор некоммерческой ассоциации «Промышленность за экологию» (РусПЭК):

Любовь Меланевская, исполнительный директор некоммерческой ассоциации «Промышленность за экологию» (РусПЭК):

«Одна из ключевых проблем появления 100%-го норматива в том, что деньги с бизнеса соберут до того, как определятся с их расходованием. На заседании рабочей группы Виктория Абрамченко (вице-премьер, курирующий в том числе вопросы охраны окружающей среды. — Прим. Plus-one.ru) говорила, что „задача реформы — увидеть реальную переработку, а не сбор денег в кубышку“, но, к сожалению, вопрос эффективного использования экосбора обсуждался на уровне тезисов, понятного механизма расходования средств не предложено. Равно как не определен ответственный на уровне государства исполнитель утилизации».

[b]Анна Гаркуша[/b], руководитель направления по взаимодействию с органами власти ассоциации «Раздельный Сбор»:

Анна Гаркуша, руководитель направления по взаимодействию с органами власти ассоциации «Раздельный Сбор»:

«Я не вижу у регуляторов отрасли желания бороться за реализацию наивысших приоритетов госполитики. На что потратят средства экосбора, выплаченные за дойпаки (упаковка в форме стоячего пластикового пакета с донышком, в таких часто выпускают кетчупы, майонезы и фруктовые пюре. — Прим. Plus-one.ru) и пленку с маркировкой «7»? Ведь их невозможно переработать. Последняя итерация концепции РОП заставляет задуматься о покупке противогаза для всей семьи (эксперт имеет в виду, что власти направят собранные средства на строительство мусоросжигательных заводов. Напомним, в 2022 году четыре крупных таких предприятия появятся в Подмосковье, одно — в Татарстане. Кроме того, в России могут построить еще 25 МСЗ. Они разместятся в крупных туристических центрах и городах с населением от 500 тыс. человек. — Прим. Plus-one.ru).

[b]Владимир Марьев[/b], руководитель научно-методического центра «Управление отходами и вторичными ресурсами» Центра экологической промышленной политики Минпромторга России:

Владимир Марьев, руководитель научно-методического центра «Управление отходами и вторичными ресурсами» Центра экологической промышленной политики Минпромторга России:

«Платить экосбор в бюджет будут в основном те, кто производит упаковку и товары в упаковке, потому что сложно организовать сбор и утилизацию данной категории отходов самостоятельно. Пока нельзя сказать, каким будет порядок распределения средств из бюджета на развитие инфраструктуры — его правительству предстоит определить.

Считаю, необходимо добиться максимальной окрашенности средств, которые поступят в бюджет от производителей тех или иных видов товаров и упаковки, — чтобы то, что поступило за шины, направлялось на утилизацию шин, за масла — на утилизацию масел и так далее.

Что может помешать? Как обычно, административные или организационные аспекты. Например, несоблюдение прописанных в концепции принципов, отсутствие контроля — словом, все то же, что и сейчас. Технически же все положения концепции реализовать можно».

Переложат ли производители и импортеры всю сумму экосбора на потребителей?

[b]Любовь Меланевская[/b], исполнительный директор некоммерческой ассоциации «Промышленность за экологию» (РусПЭК):

Любовь Меланевская, исполнительный директор некоммерческой ассоциации «Промышленность за экологию» (РусПЭК):

«По расчетам отраслевого объединения производителей некоторых видов упакованных товаров, одномоментное повышение норматива утилизации приведет к росту расходов и, соответственно, — розничной цены товаров до 8,77% от отпускной цены. В условиях стагнирующего потребительского спроса это означает сокращение товарооборота и снижение налоговых отчислений предприятий данной отрасли.

Рынок товаров и упаковки, которые являются объектами РОП, высококонкурентный. Любое увеличение цен добросовестных производителей и импортеров приведет к дискриминации их продукции по отношению к продукции конкурентов из „серой зоны“, которые, скорее всего, сумеют избежать дополнительных расходов.

Скорее всего, основным эффектом от введения 100%-го норматива утилизации станет не столько рост цен, сколько ухудшение конкурентных позиций наиболее добросовестных участников рынка и невозможность для ответственного бизнеса предпринять собственные меры по внедрению принципов экономики замкнутого цикла в России».

[b]Владислав Жуков[/b], заместитель председателя Комитета Торгово-промышленной палаты РФ по природопользованию и экологии:

Владислав Жуков, заместитель председателя Комитета Торгово-промышленной палаты РФ по природопользованию и экологии:

«Увеличение стоимости продукции не позволит производителю занять устойчивое положение на рынке. Поспособствует же этому переход на более экономичные и экологичные технологии.

Могут подорожать напитки: переход с пластиковой тары на стеклянную или металлическую может существенно повлиять на себестоимость этой категории товаров».

[b]Владимир Марьев[/b], руководитель научно-методического центра «Управление отходами и вторичными ресурсами» Центра экологической промышленной политики Минпромторга России:

Владимир Марьев, руководитель научно-методического центра «Управление отходами и вторичными ресурсами» Центра экологической промышленной политики Минпромторга России:

«Давайте посчитаем. Допустим, шина 13-го радиуса весит около 8 кг, а стоит 2,5-3 тыс. руб. 125 таких покрышек весят тонну, а ставка экологического сбора с тонны шин составляет 7 109 руб. Получается, при 100%-м нормативе РОП стоимость шины увеличивается почти на 60 руб. — примерно на 2%.

Вполне возможно, для кого-то это много. Но, на мой взгляд, ничего страшного, если сумма экосбора ляжет на потребителей — зато в стране будет создана комплексная система по утилизации отходов. Правда, я не удивлюсь, если, отстаивая свои интересы, производители и импортеры поднимут цены на те же шины значительно выше, чем на 2%, и при этом станут заявлять, что это произошло из-за 100%-го норматива по утилизации».

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Автор

Илья Арзуманов