Печальные утки и невыносимый запах сирени

+1 отправился в рейд, чтобы посмотреть, как власти реагируют на жалобы москвичей

Печальные утки и невыносимый запах сирени

В конце сентября жители Юго-Запада Москвы в очередной раз пожаловались на неприятный запах, доносящийся со стороны промзоны «Очаково». По свидетельствам очевидцев, каждый день сюда привозят разнообразный мусор со всей столицы, а по ночам арендаторы промзоны сжигают отходы, не подлежащие вторичному использованию. Местные активисты неоднократно снимали на камеру клубы черного дыма, поднимающиеся над промзоной.

Жалобы в полицию и МЧС не принесли своих результатов: власти столицы заявляют, что не могут реорганизовать производственный кластер, поскольку у многих предпринимателей действуют долгосрочные договоры на аренду помещений.

Для определения источника выбросов ГПБУ «Мосэкомониторинг», которое призвано контролировать состояние окружающей среды в столице, разместил рядом с промзоной в Очаково свою мобильную станцию. В дополнение к передвижной экологической лаборатории, выезжающей на место при поступлении жалоб от жителей. Результаты измерений показали превышения предельно допустимых значений по угарному газу, диоксиду азота и пыли (взвешенные частицы PM10 и PM2,5). Специалисты установили, что источниками продуктов горения могут быть несколько предприятий на территории промзоны. Данные «Мосэкомониторинга» стали поводом для обращения в Генпрокуратуру с целью проверки ряда арендаторов.

После этой нашумевшей истории +1 решил выяснить, как столичные власти реагируют на обращения жителей проверить экологическую обстановку, и отправился в рейд вместе со специалистами.

Креативные сообщения

— Больше всего жалоб на воздух, на воду меньше, на шум часто жалуются, — говорит лаборант мобильной службы «Мосэкомониторинга» Мария и добавляет — а еще бывают необычные жалобы: на то, что утки плохо выглядят, на облако под окном необычного цвета, на слишком сильный запах сирени. Мы даже составляли перечень самых странных обращений.

Печальные утки и невыносимый запах сирени

Но это все-таки исключения. Обычно москвичи обращаются к сотрудникам экомониторинга, когда сталкиваются с неприятным запахом, позеленевшим водоемом, шумом и другими явлениями, которые связаны с окружающей средой. Реагирование на жалобы жителей регламентируется сводом правил. Неважно, что волнует москвичей: печальные утки или запах тухлых яиц, который свойствен сероводороду, порядок действий будет примерно одинаков.

Оператор запишет сообщение и передаст его в аналитический отдел. Там будут разбираться, какие анализы необходимо сделать, чтобы выяснить причину беспокойства горожан. Далее специалисты направят указания в лабораторную службу «Мосэкомониторинга». Адрес жалобы включат в наряд, и одна из трех мобильных лабораторий отправиться проводить отбор проб. Кстати, по закону, обращение жителя должно быть рассмотрено в течение 30 дней.

Экостанция на колесах

Мы едем в передвижной экологической лаборатории. Внешне она представляет собой автомобиль Volkswagen, изнутри напоминает дом на колесах, нашпигованный оборудованием. Сразу за водительской кабиной небольшой столик, за которым сидит Мария. Перед ней на столе — наряд на объекты. В глубине салона располагается огромный шкаф с техникой, включая прибор для отбора проб воздуха. Не сказать, что просторно, но развернуться можно.

1 / 0

— Сколько дней проходит от получения жалобы до вашего выезда?

— Дней пять—семь, сначала жалобу получат, потом обработают, потом распишут, быстрее сложно, примерно столько времени уходит.

Порядок рассмотрения обращений горожан

В ответ на удивленный взгляд корреспондента +1 Мария замечает, что разовые проблемы и выбросы не так страшны, как системные.

— В экстренных случаях мы, конечно, сразу выезжаем. Нам и заявки ждать не надо, когда очевидно, что где-то серьезный выброс.

Оперативный выезд на место занимает не более 40 минут. В 2018 году на базе ГПБУ «Мосэкомониторинг» создана круглосуточная служба оперативного контроля, предназначенная для непрерывного мониторинга экологической обстановки в столице, своевременного предупреждения и выявления экологических происшествий. Создание службы позволило повысить оперативность и вдвое увеличить количество рейдов передвижных лабораторий для исследования уровня загрязнения воздуха, в том числе ночью. В прошлом году передвижная лаборатория выезжала по жалобам москвичей 1217 раз, а всего сотрудники экомониторинга рассмотрели 8600 обращений горожан.

Зов трубы

Тем временем мы подъехали в Серпов переулок в Хамовниках. Цель нашего выезда — обнаружить источник неприятного запаха, на который жаловались жители. Паркуется мобильная лаборатория на общих основаниях, то есть в положенном месте и с оплатой парковки. Мария рассказала, что при выездах для отбора проб на территории промышленных предприятий, у одного из которых мы оказались, приходится согласовывать пропуск со службой безопасности.

— Драться с нами никто не дрался, но охранники выходили, спрашивали, что делаем и на каком основании. Основание у нас всегда есть, объясняем, — рассказывает лаборант.

Серпов переулок — самый центр города: дома, парковки, асфальт и два дерева на квартал. Автор обращения, по которому мы приехали, оставил весьма размытую формулировку того, что стало причиной беспокойства, поэтому аналитики предписали провести анализы на наиболее распространенные загрязнители воздуха: сероводород, метан, безметановые углеводороды, суммарные углеводороды, монооксид углерода, оксид азота, диоксид азота, диоксид серы, взвешенные вещества, фенол, формальдегид, бенз(а)пирен. Основная причина их появления — выбросы промышленных предприятий.

Печальные утки и невыносимый запах сирени

По прибытии Мария и ее коллега, инженер Борис, приступили к работе. Борис установил на крыше машины мобильную метеорологическую станцию. Двадцать минут уходит на измерение направления и силы ветра, температуры воздуха, параллельно проводится автоматический анализ на основные загрязняющие вещества. Эти данные необходимы, чтобы оценить результаты анализов и определить направление переноса, откуда может прийти загрязнение.

1 / 0

Мария тем временем проводит забор воздуха. Она не выходит из автомобиля: процесс происходит в автоматическом режиме через выведенные наружу трубки. Внутри салона лаборант устанавливает на приборе скорость забора и направляет трубки в соответствующие колбы: с помощью одной будут определять фенол, второй — формальдегид.

Внутри колб находится химический раствор, который позволит выявить содержание того или иного вещества в воздухе. Отбор ведется по строгим методикам. Они предписывают, с какой скоростью и сколько времени проводить измерения.

Снег, которого нет

Спустя полчаса, после того как Мария и Борис заполнили протоколы испытаний, а первая упаковала пробы, мы отправляемся по следующему адресу, откуда поступали жалобы на снегоплавильни.

— А реально подделать результаты анализов?

— Мы подписываем документ и гарантируем достоверность данных. Подделка — подсудное дело, это исключено, — немного оторопев от вопроса, отвечает Мария.

Смена у мобильных лаборантов длится круглые сутки, потом трое суток они отдыхают. За один рабочий день специалисты объезжают от семи до девяти территорий, что в условиях московских пробок то еще испытание. Мария говорит, что тем, кого укачивает, работа в мобильной лаборатории точно не подойдет.

На ночные выезды стараются брать форды, а не фольксвагены. Первые жестче, а вторые плавно едут и укачивают, как колыбель.

Установленная метеостанция
Установленная метеостанция

Минут двадцать мы кружим в поисках снегоплавильни рядом с метро «Красносельская». Эти установки представляют собой металлические листы, подключенные к нагревательным устройствам. На вопрос, почему в октябре, еще до первого снега, поступили жалобы на снегоплавильни, которых, к тому же, еще и не оказалось возле метро, корреспонденту +1 затруднились ответить.

— Часто бывают ложные вызовы?

— Что значит ложный, мне трудно сказать. У нас есть программа измерений, мы ее выполняем, собираем и отправляем информацию в лабораторию, где проходят дальнейшие исследования, — отвечает Мария.

Экскурсия по арсеналу

Мобильная лаборатория может сделать забор любой пробы: воды, воздуха, почвы, растительности и даже снега. Приспособления для работы выглядят одинаково — колбы с реагентами. Приборы хранятся в сумке, напоминающей ту, которую используют при походах в тренажерный зал.

Мария достает из нее колбу с белым сорбентом для забора пробы воздуха на меркаптаны. Это специальная пахнущая присадка, которую добавляют в газ с целью обнаружения возможных утечек. Далее Мария извлекает из сумки шприцы. Они предназначены для проверки на метан, углеводороды, аммиак, стирол и других соединений. Аналитическая лаборатория, куда передают отобранные пробы сотрудники передвижной станции, может проанализировать 120 специфических загрязняющих воздух веществ.

1 / 0

После Марии роль гида переходит к Борису. В его арсенале находятся приборы, которые располагаются в задней части салона.

Спилы деревьев, взятые для анализа
Спилы деревьев, взятые для анализа

— Это газоанализаторы — приборы для автоматического анализа содержания вредных веществ в воздухе. Я включил их, когда мы приехали. Видите, превышений нет. В ходе рейдов инженер отбирает метан, сероводород, оксид серы и оксиды азота, аммиак, — говорит Борис.

Кроме газоанализаторов, в распоряжении Бориса находится шумомер. В нерабочем состоянии он похож на большую рацию. При замере уровня шума Борис прикрепляет к шумомеру большой микрофон.

— Иногда люди видят микрофон и думают, что я журналист, начинают что-то рассказывать, делиться своими проблемами. Я стою и слушаю, а измерения провожу после того, как человек выговориться, — рассказал инженер.

На следующий день отобранные пробы вместе с отчетом о выезде попадут в лабораторию. Мария передаст их начальнику отдела, который нанесет на пробирки коды и отправит на исследование. Важно, что сотрудники лаборатории не знают, где взята проба. После получения результатов глава отдела «дешифрует» пробы. Итоги исследования приложат к ответу на запрос и отправят автору жалобы.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Автор

Наталья Парамонова